Михаил Гриншпон: космический «распильщик» Украины. ЧАСТЬ 1

Аналитика медиа

Иногда они возвращаются — те, кто дерибанил украинскую землю, грабил украинскую армию и крал бюджетные ассигнования, а потом на несколько лет залег на дно, надеясь, что их прошлые «подвиги» забудутся..

Иногда они возвращаются — те, кто дерибанил украинскую землю, грабил украинскую армию и крал бюджетные ассигнования, а потом на несколько лет залег на дно, надеясь, что их прошлые «подвиги» забудутся. Возвращаются потому, что просто не могут не дерибанить и не «распиливать» вновь. Вот так в ленте столичных новостей вновь мелькнуло имя Михаила Гриншпона, и вновь в контексте очередной скандальной истории, связанной с недвижимостью. Впрочем, как выяснил SKELET-info, Гриншпон проворачивал ловкие аферы не только с землей, но с военно-транспортной авиацией, и даже на околоземной орбите! Два старинных дома на улице Тургеневской, №17 и №19, уже несколько лет представляют собою декорацию к съемкам фильмов о Великой Отечественной. У одного из них даже нет ни крыши, ни перекрытий – как будто он таким и остался с 1943 года. Однако еще десять лет назад, когда здания купила компания «Украинская индустриальная группа», они имели потрепанный, но вполне жилой вид. А потом они оказались памятниками архитектуры Киева, которые нельзя просто так взять и снести, чтобы построить еще одну высотку или автостоянку. И тогда их владельцы, по совету своего друга и партнера Михаила Гриншпона, решили немножко подождать – пока здания не обветшают настолько, что превратятся в аварийные. А судя по тому, что кто-то уже снял с них крышу и вырезал перекрытия, то им явно решили помочь прийти в негодное состояние… Киев, Тургеневская 17 Киев, Тургеневская 19 Бандитский синдикат Михаил Петрович Гриншпон родился 5 декабря 1952 года, предположительно в селе Майдан, где он был прописан по адресу Червоноармейская-3, неизвестного какого района (а поселков Майдан в Украине две дюжины). Эта неясность обусловлена тем, что бывший советник министра обороны Украины (1996-2000), а затем советник главы Государственного космического агентства (2003-2014) словно вымарывает в открытых источниках всякую информацию о своей жизни и деятельности. По числу «убитых» ссылок в поисковиках, выдающих «страница изменена» или «страница удалена», Михаил Гриншпон, пожалуй, входит в топ самых маскирующихся украинских бизнесменов и экс-чиновников. Чем и привлекает к себе внимание, ведь отсутствие информации, а тем более пропадающая информация – это тоже информация к размышлению. Гриншпон и ранее появлялся в СМИ не часто, а о его предпочтении скрытых методов и теневых схем красноречиво говорят даже его бывшие должности: он всегда предпочитал оставаться безликим советником, серым кардиналом, хотя по своему влиянию намного превосходил тех, кому давал свои советы. С 1974 по 1990 год Михаил Гриншпон работал на руководящих должностях в АТП-1 «Киевгорстроя»: начиная с инженера и заканчивая заместителем директора. Так что он наверняка имел давние отношения с еще одним видным столичным строителем Григорием Суркисом. Затем он занялся бизнесом: в 1990-1991 гг. Гриншпон возглавлял Киевский филиал консорциума «Радон», потом был директором фирмы «Интеркрез» и директором Киевской региональной дирекции НВО «Дон», в 1993 стал соучредителем «Киев-Донбасс». А вот затем он стал фигурантом одной весьма интересной криминальной истории – точнее, истории, тесно связанной с криминальным миром того времени. О ней лишь спустя двадцать лет поведал бывший член украино-американской «русской мафии» (еврейского происхождения) Леонид Ройтман. В своем скандальном разоблачительном интервью он назвал немало громких фамилий политиков и бизнесменов (тогдашних и нынешних, «заказанных» и ещё здравствующих), среди которых упомянул и Михаила Гриншпона.

По словам Ройтмана, в 1994-м новый украинский президент Леонид Кучма только-только начал осваиваться со своей очень непростой ролью: его попытались взять в оборот уже сформировавшиеся ОПГ и полукриминальные корпорации, выставившие ему свои требования. В частности, лидер донецкого ОПГ Ахать Брагин (Алик Грек) хотел, чтобы Кучма отдал под его контроль все газовые схемы в Украине – и в противном случае угрожал президенту покушениями. После этого Кучма, через Кобзона и Лужкова, обратился за помощью к «международному авторитету» Вячеславу Иванькову (Мишка Япончик). Иваньков в то время уже жил в США и имел общие «дела» с группировкой Семена Могилевича — в которую входили или были с ней связаны такие персонажи, как Олег Асмаков (Алик Магадан), Моня Эльсон, Леонид Ройтман, братья Константиновские. В общем, по словам Ройтмана, «человек от донецких» был приглашен на переговоры аж в Нью-Йорк, и этим человеком был Михаил Гриншпон. А вместе с ними на этой встрече присутствовал Александр Левин (человек Могилевича), который как раз возвращался в Украину после нескольких лет эмиграции. Александр Левин Какое именно отношение Михаил Гриншпон тогда имел к «донецким», Ройтман не уточнил. Есть мнение, что он был лишь переговорщиком, посредником, и представлял не столько ОПГ Брагина, сколько связанных с ним донецких чиновников – которые вышли на него, как на человека, имеющего большие связи в Киеве. А информация о том, что в Нью-Йорк Михаил Гриншпон ездил уже будучи соучредителем и руководителем компании «Киев-Донбасс», говорит о его прямой связи с другим учредителем этой компании Виктором Тополовым. Тоже весьма скрытным человеком, хотя и не столь рьяно вытирающим своё прошлое. Итогом нью-йоркской встречи стало объединение «Киев-Донбасса» (Тополов, Гриншпон) с активами группировки Могилевича-Асмакова. По информации источников издания, Могилевич не только пресек претензии Алика Грека к Кучме, но и выбросил «донецких» из «Киев-Донбасса», забрав их долю – для чего в конце 1994 года компанию перерегистрировали в холдинг. Так новыми акционерами «Киев-Донбасса» стали Асмаков (перебрался обратно в Киев управлять бизнесом, позднее долю убитого Асмакова заберут себе Константиновские), Ройтман и Левин — последний же стал руководить ею вместе с Гриншпоном. Судя по тому, что Гриншпон (как и Тополов) при этом ничего не потерял, он явно нашел общий язык с бандитами Могилевича еще в Нью-Йорке, а может быть и ранее – но только в своих интересах, а не в интересах ОПГ Ахатя Брагина, который через несколько месяцев был убит. Как разворовали военно-транспортную авиацию Украины 25 декабря 1997 года на пленарном заседании Верховной Рады рассматривался вопрос телефонизации инвалидов Великой Отечественной, и депутаты спорили о том, где взять необходимые для этого средства. И тут слово взял член комитета по борьбе с оргпреступностью Анатолий Ермак, который заявил следующее: «Сегодня Вооруженные силы растаскиваются, распродаются. Я могу привести очень много примеров, когда такие люди, как Гриншпон или подобные снимают самолеты и технику прямо с боевого дежурства, разбазаривают её, а с этого ни Вооруженные силы ничего не имеют, ни те, кто защищает державу!» Однако и народные депутаты, и присутствовавшие в зале представители Кабмина, оказались глухими к словам Ермака, лучшим подтверждением чего было создание в ноябре того же 1997 года (всего за месяц до этого выступления) государственного предприятия «Украинская авиационная транспортная компания» (ГП «УАТК»). Её создание лоббировал советник министра обороны Михаил Гриншпон, а возглавил Николай Маяк – и это не смотря на то, что оба они уже имели более чем скандальную коррумпированную репутацию. Николай Маяк Еще в 1995-м Николай Маяк, являвшийся учредителем ООО «Авитер» и разработавший схемы использования парка военно-транспортной авиации Украины в интересах коммерции, приложил руку к созданию «Международной авиакомпании «Антонов Аэротрек». На её баланс передали «по остаточной стоимости» (за копейки) 20 военно-транспортных Ан-12. Очень скоро «Антонов Аэротрэк» обанкротилась, а её самолеты куда-то «упорхнули» — то ли в Африку, то ли в Китай, то ли в Иорданию. Но на этом Маяк не остановился, у него созрел куда более масштабный проект! А помог ему в этом Михаил Гриншпон, который с 1996 года пристроился на должности советника главы Минобороны Александра Кузьмука – совмещая эту работу с руководством компании «Киев-Донбасс», где он в своем офисе принимал генералов, директоров ВПК и армейских подрядчиков. По имеющейся у издания информации, Гриншпон вначале курировал топливный вопрос, вот только источники расходятся во мнениях, чем именно занимались тогда структуры «Киев-Донбасса»: то ли продавали армии горючее по завышенным ценам, то ли скупали его за копейки из стратегических запасов (возможно, и то, и другое). Очень быстро Гриншпон стал в Минобороны куда влиятельной и значительно фигурой, чем сам Кузьмук. В 1996-98 г.г. Гриншпон даже возглавлял спортивный клуб ЦСКА (и создал на его базе несколько ООО). Однако наиболее Гриншпон преуспел в трех направлениях: продаже украинского вооружения за рубеж (особенно в вечно воюющую Африку), в коррупционных закупках для ВСУ, и в использовании украинской военно-транспортной авиации для коммерческого бизнеса и контрабанды. Самолетами Гриншпон занимался, стоя за спиною Николая Маяка, а вот нагреть руки на закупках ему удавалось в паре с заместителем министра обороны по хозяйственной деятельности и материальному обеспечению Анатолием Степановичем Довгополым (1996-2000). Бывший инженер киевского КБ завода «Арсенал» оказался весьма расторопным коммерсантом! Анатолий Довгополый Деятельность Михаила Гриншпона и его деловых партнеров в Минобороны принесла украинским вооруженным силам непоправимый ущерб: фактически они были разграблены и разорены. Так, ГП «УАТК» были отданы 175 транспортных самолетов и вертолетов (почти весь военно-транспортный парк ВСУ), среди них 99 Ил-76ДМ, 20 Ми-8, а также военные аэродромы в Запорожье, Стрые и Узине. Уже через месяц после создания «УАТК» Гриншпон и Маяк добились разрешения зарабатывать средства для ремонта авиапарка путем коммерческого использования самолетов и продажи «списанной» техники и запасных частей. Однако, несмотря на то, что самолеты «УАТК» без остановок возили над Африкой вооружения, туземные войска и контрабанду, компания декларировала многомиллионные убытки (28 миллионов за период 1998-2002 г.г.г). И это при том, что её самолеты возвращались в Украину с полными коробками наличных долларов: таможенники дважды находили такие сюрпризы, не считая контрабандных сигарет и алкоголя. Секрет был просто: Маяк и Гриншпон переводили самолеты «УАТК» в субаренду своим компаниям, забиравших себе всю прибыль, а вот расходы по эксплуатации машин ложились на «УАТК». А вот по какой стоимости Гриншпон и Маяк продавали якобы списанные машины: три Ан-26 за 600 тысяч долларов (1999-й, Ангола), 4 Ил-76 плюс «запасные» авиадвигатели за 8,132 миллиона (2000 год). Кроме того, нещадно эксплуатируемые машины попадали в катастрофы (за 5 лет только в Африке погибли 23 украинских летчиков). К 2001 году парк «УАТК» сократился на треть (к 2008 в несколько раз), и именно с этого началось уничтожение украинской военно-транспортной авиации. Дошло до того, что воздушно-десантные войска Украины превратились, по сути, в обычную мотопехоту – потому что масштабные учение с десантирование личного состава и техники остались в прошлом. Это аукнулось потом в 2014 году, когда быстро перебросить в Крым верные Украине военные части оказалось просто нечем. Сергей Варис ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ… АНАЛИТИКА МЕДИА

Другие публикации

Новини компаній