​Сколько теряет бюджет из-за теневого игорного бизнеса, или Сколько оседает в карманах нардепа Третьякова

УкрМедіа

Расследование о том, почему отсутствие контроля в сфере игорного бизнеса выгодно властям

Лотерейный бизнес, который на официальном уровне запрещен, прекрасно работает в тени. Для государственного бюджета – это миллиарды утраченных гривен. За эти деньги можно было бы открыть 50 школ, детских садов, хватило бы даже на стадионы. Тем не менее, деньги оседают в карманах известного политика Александра Третьякова, народного депутата нескольких созывов (в этом созыве парламента – заместитель председателя депутатской фракции партии «Блок Петра Порошенко»). Третьяков, которого называют спонсором президентской политсилы, также приходится кумом президенту Петру Порошенко. Спонсором БПП его называют небезосновательно: в декларации за 2015 год он указал пожертвования на партию в сумме 2 млн 47 тыс. грн. Очевидно, что речь идет о партии, в которую он входит, то есть БПП. Суммы, которые теряет Украина из-за монополии Третьякова, называет в своей статье для «Фактора» Кира Карвина.

Компания «Украинские национальные лотереи», ставшая монополистом на лотерейном рынке, контролируется именно Третьяковым, хотя политик каждый уходит от ответа о своем отношении к «УНЛ». Как известно, он засветился во время обыска сотрудниками СБУ в центральном офисе компании (на видео – с 37 секунды).

Борьба с азартной индустрией: цифры вас удивят

Налогообложение всех видов лотерей два года назад привело к уменьшению объема лотерейного рынка в 10 раз. Свою монополию на азартную индустрию «УНЛ» установила в сентябре 2015-го, когда под видом борьбы с пророссийскими компаниями лотерейные операторы «М.С.Л» и «Патриот» попали в санкционный список, и им попросту не продлили лицензии. На тот момент «УНЛ» владела всего лишь 5% рынка.

Последствия монополизации лучше всего показывать в цифрах. Своими же руками украинские власти сократили доход в госбюджет в 16 раз. Для сравнения: 2014 год – оборот рынка операторами «Патриот», «УНЛ», «М.С.Л.» составил 12,5 млрд грн. Из этой суммы налоговые платежи составили 500 млн грн. 2016 год – налоговые поступления от «УНЛ» едва дотягивают до 30 млн грн. Эксперты оценивают потери налоговых поступлений за 2016-й в 400 млн грн.

Ни для кого не секрет, что за вывесками государственных лотерей на самом деле скрываются подпольные интернет-казино и тотализаторы. Правоохранители устраивают рейды с завидной регулярностью, однако с начала 2016-го вынесено всего лишь три приговора. Наказание – административное, то есть нарушители отделаются штрафами.

По данным, которые озвучил нардеп Борислав Береза, только в столице оборот нелегальных азартных игр в месяц составляет около 400 млн грн. За год получается 4,8 миллиарда. За эти деньги, к примеру, можно было бы год бесплатно лечить киевлян, потому как годовой бюджет на медицину в Киеве составляет 4,7 млрд грн.

Как компания «УНЛ» попала в руки Третьякова

О том, что монополист на украинском лотерейном рынке «УНЛ» принадлежит Третькову, ранее говорил юрист компании Станислав Олефиренко. Доход депутата оценили в 60-90 миллионов гривен ежемесячно. Часть из этих денег идет на нужды фракции БПП. О том, что рынок монополизировали «любі друзі», говорила также нардеп Александра Кужель.

Бывший владелец «УНЛ» Питер Шетти рассказывал об угрозах физической расправы. Ему даже присылали письма с патронами. Автором аферы оказался его бывший партнер Валерий Коваленко. Под предлогом того, что иностранец не может вести бизнес в Украине, он предложил переоформить компанию на подставного человека. После того, как «схему» провернули, партнер отказался платить настоящему владельцу налоги, и посыпались угрозы. Коваленко прикрывался мощными покровителями. К ним относились Александр Третьяков и Игорь Билоус, на тот момент глава Фонда госимущества. Связующим звеном между Билоусом и лотерейным монополистом был Роман Сарамаго, директор компании CBM OIL PLC. Он в 2014 году работал директором Департамента обеспечения деятельности службы ГФС.

Как работает лотерейный бизнес в Европе

Поступающие в бюджет стран Евросоюза деньги от лотерей тратятся на социальные сферы – это культура, образование и спорт. Далее – несколько примеров из стран, где деньги от этого вида бизнеса не оседают в карманах чиновников. В Эстонии с населением в 1,3 миллиона жителей, государственная лотерея Eesti Loto перечислила в бюджет почти 16 млн евро. Это данные за 2014 год. В Польше государственная лотерея Totalizator Sportowy направила 184 миллиона евро на спорт и культуру. В Испании лотерея ONCE выделила 685 млн евро на обеспечение мероприятий, которые бы позволили людям с недостатками зрения интегрироваться в полноценную общественную жизнь. Иначе обстоят дела в Великобритании. Там в лотерейный фонд могут обратиться любые муниципальные или общественные организации и попросить деньги на целевые нужды. Это может быть сооружение детской площадки или съемка фильма.

В Украине нет закона об игорном бизнесе. В мае 2009 года законопроект «О запрете игорного бизнеса в Украине» был проголосован с первого раза, его поддержали 406 народных депутатов. Однако начиная с 2015 года время от времени анонсируется принятие закона о легализации игорного бизнеса.

Первый замминистра финансов Оксана Маркарова еще в октябре 2016-го говорила, что законопроект находится на финальной стадии написания. Спустя полгода о документе ничего не слышно. Это дает основания предполагать, что неуплата налогов в госказну и отсутствие контроля в сфере игорного бизнеса выгодны властям.

Другие публикации

Новини компаній