Вооруженная рука гибридной войны: российская сторона открыла для себя ценные тактические инновации

Соцпортал

Два американских майора - Эймос Ч.Фокс и Эндрю Дж.Россоу - недавно опубликовали научную работу "Проникнуть в смысл российской гибридной войны: краткий анализ российско-украинской войны"..

Два американских майора - Эймос Ч. Фокс и Эндрю Дж. Россоу - недавно опубликовали научную работу "Проникнуть в смысл российской гибридной войны: краткий анализ российско-украинской войны". Журнал Foreign Policy публикует подробный отзыв на эту работу - статью отставного американского офицера Адриана Боненбергера, ныне живущего на Украине.Боненбергер полагает, что авторам работы не удалось "проникнуть в смысл" гибридной войны, зато удалось описать кое-какие "инновации российской доктрины, которые несут серьезную угрозу для сил США".Фокс и Россоу "заключают, что российские военные формирования на уровне батальона выгодно отличаются от американских формирований на уровне бригады", пересказывает автор, подчеркивая, что над этим следует задуматься всем американским стратегам. "Они правильно считают, что на чисто военном уровне россияне додумались, как решать вопрос с превосходством сил, децентрализуя C2 (командование), одновременно потенциально нарушая работу C2 США", - пишет Боненбергер.Правда, автор считает, что на данный момент это не несет угрозы для войск США, но легко может стать такой угрозой. "Готовьтесь к возможностям российской стороны либо готовьтесь к непредвиденным потерям", - советует он."Бригадные тактические группы (БТГ) обладают большей огневой мощью, их дальность действия намного больше, чем у групп бронетранспортеров. Их танки и оборудование - более низкого качества, но БТГ обладают ракетной артиллерией, самоходными орудиями 152-миллиметрового калибра и средствами ПВО, которых достаточно, чтобы сдержать атаку в ближнем бою и сорвать разведывательные полеты БПЛА", - говорится в статье. У американских групп бронетранспортеров нет ни своей артиллерии и ракетных комплексов, ни средств ПВО."Всякому командиру известно: едва часть начинает терпеть потери, бой может очень быстро замедлиться, даже если вы имеете превосходство над противником. Если один-два американских танка выйдут из строя в 4-6 км от российской БТГ, вся операция может приостановиться", - говорится в статье.Фокс и Россоу предполагают, что командирам российских БТГ предоставляется необычная гибкость для решения тактических или стратегических задач. Автор возражает: "Коронная черта советской и постсоветской доктрины - скептическое, на грани неприязни отношение к личной инициативе подчиненных в бою". И все же он считает, что американские командиры могут столкнуться с непредсказуемой импровизацией со стороны российских."Оценки возможностей и мощи БТГ опираются преимущественно на бои с июня 2014 года по март 2015-го. Авторы делают важные выводы о возможностях российской стороны, но читателям столь же важно понять контекст этого российского успеха", - говорится в статье.Автор перечисляет несколько факторов:1. "Россияне воевали против воссозданных вооруженных сил Украины и добровольческих формирований, состоявших преимущественно из плохо обученных (или вообще необученных) призывников, которые впервые столкнулись с конфликтом". По его мнению, украинскую армию даже нельзя сравнить с иракской армией образца 1991 года.2. "Соответствие украинской военной техники современным требованиям и ее обслуживание были хорошими на бумаге и скверными на практике", - пишет автор. По его словам, он слышал от украинских ветеранов конфликта, что приходилось давать взятки начальству, чтобы получить бронетехнику, артиллерийскую поддержку и запчасти.3. "После первых месяцев войны было заключено негласное соглашение о неприменении авиации", - утверждает автор. Поэтому неясно, как покажут себя российские БТГ на настоящей современной войне. "Война против авиации США, способной с высоты 6 миль попасть 2000-фунтовой бомбой в десятицентовую монету, не пророчит ничего хорошего бронемашинам, передвигающимся по открытому пространству или даже ведущим бой с укрепленных позиций", - говорится в статье.4. Фокс и Россоу описывают ракетную атаку под Зеленопольем. Автор пишет: "Этот инцидент подается как свидетельство того, как Россия может синхронизировать ресурсы и использовать различные устройства для идентификации и уничтожения сил противника. Важно подчеркнуть, что а) российская сторона вела стрельбу с той стороны российской границы, то есть с российской территории, из-за пределов зоны, где кто-либо ожидал ее стрельбы (в другом месте и в другое время такое называется "актом войны"); б) российские части целились по подразделению, которое стояло (и даже не стояло укрепленным лагерем) в открытом поле, готовясь к антитеррористическим операциям против отступавших сепаратистов". По словам Боненбергера, из этого можно извлечь два урока: "никогда не разбивайте лагерь в открытом поле" и "никогда не доверяйте российской армии".В заключение автор хвалит работу Фокса и Россоу. "Там, где они ошибаются, дело в том, что армия США ограничила их возможности, не разрешив им получить опыт на фронте в качестве наблюдателей на российско-украинской войне", - пишет он."Хотя военная доктрина и техника США, полагаю, все еще лучше, чем у России и других бывших республик СССР, Россия наверстывает отставание в том, что касается опыта. Не так-то просто будет противостоять российской армии, где командиры привыкли воевать с регулярными войсками - с танковыми и артиллерийскими частями Украины, а у США самый близкий аналог этих командиров - генерал-лейтенант Х. Р. Макмастер", - заключает он.Источник: Foreign Policy

  •  

Другие публикации

Новини компаній