Погибших под Авдеевкой бойцов провожали на Майдане на коленях (фото)

Киевправда

Они отдали за Украину самое дорогое, что имели — жизнь.

Доченька, ему уже не холодно, - мать погибшего 34-летнего Владимира Крижанського из города Сквира на Киевщине за руку отводит от гроба его жену, которая платком вытирает снег с лица мужа, пишет КиевПравда со ссылкой на Gazeta.ua.

- Володичка мой, холодный весь. Чего же ты мне не улыбнешься, не скажешь мне ничего? - плачет та.

1 февраля на Майдане Независимости в Киеве простились с семью погибшими 29-30 января под Авдіївкою бойцами 72-й отдельной мотопехотной бригады ВСУ.

В 10 часов на лестницу возле стелы начинают сходиться люди. Большинство — знакомые погибших. Военные здороваются, разговаривают о службе. Отслужить панихиду приехали трое священников, которые в разное время были капелланами в 72-й бригаде.

- Я всех их знал, - рассказывает отец Александр, надевая облачения. - Хорошие ребята, защитники. Тяжело такие службы служить, когда молодые погибают. С врагом нужно сделать так, как в писании с дьяволом - выгнать прочь.

 

Опоры для гробов накрыты желто-голубым флагом. Возле них собираются киевляне.

- Постой здесь, пойду цветы куплю, - просит приятельницу пожилая женщина с желто-голубой лентой на рукаве. Та кивает.

Направляется к подземному переходу. Ее чуть не сбивает с ног молодой человек в черной кепке и синем дождевике:

- Экскурсию по Киеву не желаете?

Женщина шарахается и идет дальше.

К стеле подъезжает почетный караул. Военный оркестр становится возле фонтана и начинает вынимать инструменты. В 10.55 к выходу из метро подъезжают семь белых микроавтобусов.

- Сейчас привезут, - идет по толпе шепот. Площадь перед стелой заполнена людьми, которые постоянно подходят. Родственники погибших незаметно появляются со стороны Институтской и становятся рядом. Их окружают люди.

- Дайте мне с ребенком попрощаться! Расступитесь! - не выдерживает женщина в черном платке.

 

Военные открывают задние двери автобусов. Выносят гробы. Еле протискиваются живым коридором. Устанавливают первый гроб на опоры перед лестницей. Из динамиков раздается песня "Плывет кача".

- Сыночек мой, а ты же звонил и говорил, что все у тебя хорошо, - кричит мать Владимира Крижанского. Вырывается из рук родных и кладет голову на грудь сыну.

- Мы разговаривали с ним в час, - сквозь слезы рассказывает жена Владимира Крижанского Яна. Осторожно проводит пальцами по лицу мужчины. - Говорил, что все тихо. Обещал скоро приехать. Я ему подарок купила, ждали его и я, и сын. Не поверила сначала, когда замполит позвонил. Думала, что напутали что-то, что не с моим Володей такое.

Бойцы выносят другие гробы. У тела 25-летнего Владимира Бальченка коленях стоит однополчанин. Стекла очков запотевают от слез. Не вытирает их.

 

- Вовка - человек-бомба, иначе не скажешь, - говорит. Просит не называть имени, потому что возвращается на передовую. - Человек с большой буквы, на которого не только можно было положиться, но и стать за спину. Никогда не подводил. Это профессионал, был у меня пулеметчиком. Андрюха (Андрей Кизило. - ГПУ) вообще класс был. Только приедет на позиции и из любой ситуации выход найдет. 40-летними командовал и все гладко было. Уважал возраст и опыт.

Начинается прощальный митинг. На повышение у стелы выходит пресс-офицер 72-й бригады Елена Мокренчук в военной форме:

- Все погибли во время артобстрела, - рассказывает. - 120-ый прилетел (120-миллиметровый снаряд для миномета. - ГПУ). Ребята несколько дней ждали, что будет что-то. В 13.45 началось. 23-летний капитан Андрей Кизило встал, посмотрел и говорит: ну, ребята, я пошел. Всегда впереди был, не прятался за спины других. Имели и каски, и бронежилеты, а что с того? Бронежилет закрывает спину и живот. Андрею осколок прошел через бок и попал прямо в сердце. Окоп узенький. Снаряд там полностью разорвался. Шансов у ребят не было. Когда началась атака, ребята были на позиции "Майдан". Это символично. Получили сообщение о наступлении. Отбили атаку, сделали все, что могли. Во время второй атаки прилетела эта мина. Убила Андрея и еще двух бойцов. Сейчас мы провожаем их тоже с Майдана. Отдали самое дорогое, что имели — жизнь.

- Они все герои, - на сцену выходит боец с шевроном 72-й бригады. - У нас не осталось ложных воинов и паркетных генералов.

Священники начинают служить панихиду. Люди подходят прощаться. Большинство несет красные гвоздики. Один цветок отламывается от стебля. Падает на подушку рядом с лицом 26-летнего Олега Бурця. Мать, которая до сих пор держалась, смотрит на нее и начинает плакать.

- Прощайтесь, - отец Александр подходит к каждому из погибших. Родственники начинают плакать.

 

Автор: Анатолий Гаевский

- Яна, Володи покрывало надо, - мать Владимира Крижанського проводит пальцем по закрытым глазам сына. - Государственное не годится, простенькое такое. Мы другое купим, хорошее. Володя у нас красавчик и покрывало должно быть красивым.

К гробу 36-летнего Ярослава Павлюка подъезжает солдат в инвалидной коляске. Хочет что-то сказать, но слезы не дают. Ярослав - сирота. Возле его тела - только жена. Дочку Софию оставили дома.

- Я - классный руководитель Володи. Хороню уже второго ученика. Володя был способным парнем. Всегда допрашивался больше, чем давали на уроке. Как выпустился, на улице всегда со мной здоровался, - пожилой мужчина в серой куртке поправляет букеты гвоздик в гробу. Они уже не вмещаются и падают на землю.

 

Автор: Анатолий Гаевский

Под звуки военного оркестра гробы несут вниз. У входа в метро ждут автобусы. Люди опускаются на одно колено на мокрый от снега гранит. Они заполняют весь Майдан. Девушка с наметкой из черного платка на голове кричит "Герои не умирают!". Все повторяют за ней.

Гробы заносят в бусы. Родственники и бойцы садятся в два больших автобуса и едут.

 

Автор: Анатолий Гаевский

- На ваших руках кровь этих детей! - кричит женщина лет 50-ти без головного убора с кудрявыми каштановыми волосами.

Люди медленно расходятся.

Другие публикации

Новини компаній